Новости

«Ну ты бы сказала, чем помочь по дому». Почему женщина должна просить, а мужчина — догадываться

«Ну ты бы сказала, чем помочь по дому». Почему женщина должна просить, а мужчина — догадываться

02 апреля 2021

 

«Весь вечер после работы убирала квартиру. Муж голову от телефона поднимает и говорит: “Скажи, если надо, чем тебе помочь?” Неужели он сам не видит?» Почему женщине иногда проще сделать все самой, чем включать в свой длинный список дел «Попросить мужа». Домашние дела — общие, или сфера ответственности жены? Почему мужчинам сложнее замечать, что дома не убрано, а жена сильно устала? Психолог Яна Катаева комментирует такие истории и объясняет, как понять друг друга.

«Мне хотелось, чтобы муж догадался сам»

Анастасия Я.:

— Режим «Заведенная юла» — это моя жизнь с малых лет. Отец погиб, когда мне было 12, младшему брату — 3. Маме приходилось много работать, она брала подработки на вечера и выходные. Забрать брата из сада, приготовить еду, убраться, иногда постирать — все это было на мне. Потом я научилась платить за квартиру. Как сейчас помню, нужно было отстоять очередь в сберкассе и заполнить квитанцию со множеством цифр.

Это не мешало мне хорошо учиться, у меня было много подруг, я бегала в кино и на аттракционы. Никогда не жаловалась. Считала свою жизнь хорошей и успевала все. Сама поступила в вуз на бюджет, начала работать с первого курса, а на пятом меня взяли на хорошую работу.

Сразу после диплома вышла замуж. Конечно, по большой любви, за своего ровесника. Нам было весело, классно вдвоем, у нас общая компания, мы любим лыжи, коньки, велосипеды. С детьми договорились не спешить.

Но по части быта мой муж был полной моей противоположностью. Во-первых, по любви к чистоте и порядку. Для него норма — вытирать лицо и руки одним полотенцем, не мыть за собой посуду, не вытирать крошки, смотреться в грязное зеркало. Его это никак не трогает. Я не фанат чистоты, но я люблю, чтобы полотенец в ванной было несколько и чтобы стульчак унитаза был поднят. В первые три года брака это было предметом для шуток и легкого раздражения, а с рождением ребенка понеслось…

У меня были тяжелые роды, я плохо себя чувствовала, а ребенок из-за перенесенной гипоксии был крикливым, нервным, плохо спал. Денег, разумеется, не хватало. Понимания от мамы и мужа — тоже. «Машинка стирает, мультиварка готовит, робот-пылесос убирается, от чего ты устаешь?» — слышала я от обоих. А уставала я от недосыпа, монотонности жизни, необходимости каждый день готовить, гулять с коляской, играть в ладушки. На этом фоне началось дикое чувство вины за то, что я плохая жена и мать. И злость, ярость, обида на мужа.

Спасла меня подруга-психолог. Она видела, что я не справляюсь и запросто могу попасть в клинику неврозов. Как-то она посидела с ребенком, буквально выгнав нас с мужем в кино и на прогулку. Какой это был кайф — просто сидеть в кино вдвоем, а потом гулять, не думая ни о чем. Затем она пришла ко мне домой в отсутствие мужа (это важно!), заставила записать, как проходит мой обычный день. Ребенку шел уже второй год, он стал спокойнее. Подруга подсказала, что можно делегировать мужу. И как это сделать. Научила меня фразам и приемам, которые, как оказалось, всегда работают в отношении мужчин.

Я стала больше подчеркивать, как много муж значит для меня, как актуальна его помощь. Прямо подробно расписывала: «Ребенок такой довольный с прогулки пришел, что вы с ним такое классное в песочнице делали?» Муж расцветал от моих комплиментов.

Ну и я научилась просить. Это было самое тяжелое, мне хотелось, чтобы он догадался сам. Но мужчина реально воспринимает информацию, если озвучить ее спокойно. И, не поверите, он делает то, о чем просишь. И мы даже пришли к соглашению относительно полотенец и крошек на столе. Я изменилась сама, научилась строить диалог, озвучивать просьбы, и это изменило поведение мужа.

«У женщины много обиды, злости и ярости, когда все на ней»

— Довольно типичная ситуация в современных семьях, когда супруга нельзя упрекнуть в том, что он отстранен, не помогает по дому — он вроде и готов, но только по просьбе. И выходит так, что нужной помощи все равно нет. Что на самом деле имеет в виду мужчина, когда говорит: «Скажи, чем помочь?» 

— У женщины много обиды и злости, подчас и ярости, когда все на ней, она должна все контролировать, за всем следить, а муж — не равный партнер по ведению домашних дел, а факультативный элемент. Почему так бывает? С одной стороны, это родительская модель: папа приходил, садился за газету, а мама шуршала по хозяйству. С другой — сами женщины тоже испытывают внутренний конфликт. Они хотят быть хорошими женами и хозяйками, но затем устают и начинают злиться от неравенства вкладов.

Ситуация провоцируется воспитанием и мужчин, и женщин. И часто женская модель: «Я должна стараться, чтобы меня любили». Девочек так воспитывают: «помогаешь маме — молодец, хорошая»; «не помогаешь маме — лентяйка, плохая». И часто девочки во взрослую жизнь вступают с большим желанием быть любимой и подсознательным стремлением заслуживать любовь полезными делами, заботой о семье.

И да, мужчинам нужны конкретные указания. Женщина действительно за всем следит, не бывает, чтобы следили в равной степени оба. Если один берет на себя какую-то функцию, то другой ее радостно отдает.

У меня недавно была сломана рука, я носила гипс, приготовление еды было задачей мужа. И я поняла, как это легко, когда ты знаешь, что какая-то обязанность — не твоя головная боль. Ты моментально отключаешься от этого, зная, что кто-то другой об этом позаботится, и это происходит легко и естественно. Трудно винить мужчин, что они какие-то эгоисты. Просто если кто-то один везет, то другой — нет.

— Почему люди хотят действовать, исходя из четких указаний?

— Из-за особенностей характера или нехватки опыта и общей картины. В голове у того, кто ведет хозяйство, есть цельная картина: он хорошо знает, что семья ест, на какие блюда нужны какие продукты, в каком количестве. Общее руководство осуществляет именно этот человек, поэтому другому нужны указания.

— Такие сильные эмоции, как гнев и ярость, у женщин с чем связаны? Копится усталость?

— Да. Поначалу мы все радостно играем в хозяюшек, нам это нравится, мы стараемся так завоевать любовь. Нам очень хочется обжиться в роли жены в своем маленьком новом отдельном мире. Но затем появляется огромное количество дел, рождаются дети, копится усталость.

И чем ближе к середине жизни, тем больше хочется жить для себя и осознавать себя. Многие женщины рассказывали мне: долгое время они жили делами и заботами семьи. И в какой-то момент хочется перенести фокус на себя — «А чего хочу я?» Мне кажется, это еще связано с возрастом: ближе к 40 у тебя меньше энергии становится, ты хочешь силы более вдумчиво расходовать, понимая, что жизнь конечна. И тебе хочется быть у самой себя.

«Когда женщина злится и кричит, это раздражает»

Ростислав К.:

— Я — сын ученого со всеми вытекающими. Мама обожала отца, она освободила его от всех дел по дому, сама носила картошку, натирала паркет, перевозила вещи на дачу. А папа занимался только наукой. И для меня была привычной картина мира, в которой мужчина работает, а женщина держит дом. Даже если она работает тоже.

В своем первом браке я так и жил. Жене это все не нравилось, но мыть пол, посуду, вытирать пыль было выше моих сил. Я делал только мужские дела — менял лампочки, носил тяжелое и занимался детьми. Посидеть с ребенком, когда жене хотелось гулять с подругами, не было для меня проблемой. Разошлись мы из-за банального «не сошлись характерами», но фраза «я тащила на себе весь дом» все же прозвучала.

Я быстро пресытился холостяцкой свободой. Понял, сколько всего по дому делает женщина. Наверное, каждому мужчине полезно вот так пожить одному. Фокус смещается, и устройство жизни ты оцениваешь более адекватно.

Второй брак стал более осознанным, зрелым, счастливым. Я проявлял больше благодарности жене за то, что она делает. А она не стеснялась озвучивать, какая конкретно помощь ей нужна. Например, я и не подозревал, что вытяжку надо чистить. Не придавал этому значения, как и мойке натяжных потолков, сдаче одеял в химчистку.

Вторая жена — человек спокойный, мягкий, и это тоже сыграло свою роль. Когда женщина заводится и кричит, это обычно вызывает в мужчине сопротивление и раздражение. Еще жена никогда не сравнивала меня со своим отцом, который делал домашние дела наравне с матерью. Это важно — мужчины не выносят сравнений, это ранит их самолюбие.

«Мужчине более понятна его ноша, потому что он ее носит каждый день»

— Домашние дела — это «работа» женщины, в которой муж — помощник, или все же это наша общая семейная задача, в том числе и детей? Может ли тут быть какое-то общее «правильно»?

— Нет, конечно, общее «правильно» невозможно, образ жизни у семей очень разный. У кого-то муж работает вахтовым способом, жена берет на себя детей и быт, так как мужа физически нет. Зато потом, когда он приезжает, вкладывается. Есть семьи, в которых жена работает больше мужа и меньше делает по дому. А бывают жены-домохозяйки с договоренностью: жена занимается домом и детьми, а муж всех обеспечивает.

— За рубежом похожая ситуация с перекосом домашнего труда в сторону женщин?

— В скандинавских странах большой прогресс, папы, как и мамы, берут декретный отпуск. И это, конечно, отличная практика. А, например, в Америке и других европейских странах эти конфликты есть, женщины защищаются от перекосов, несправедливости, неравности вклада в быт. Это подтверждает исследование Джона Готтмана: после рождения первого ребенка 67% женщин недовольны своим браком. В одном из европейских исследований похожие цифры: женщины недовольны своим браком в первый год после рождения ребенка.

— Недовольны в первую очередь тем, что становится тяжело, все на тебе?

— Да, становится трудно, и кажется, что муж не понимает, насколько тебе тяжело. Он недостаточно поддерживает, ценит и благодарит. Но есть закономерность: наша ноша нам всегда кажется более тяжелой, чем чужая, потому что знаем, сколько она весит. Я назвала это законом недооценки-переоценки. Характерная для мужчин фраза из этого же ряда: «Ты же дома сидишь, а я вкалываю». Мужчине более понятна его ноша, потому что он ее носит каждый день. И на месте женщины, в декрете, он не был.

— Почему многие мужчины в нашей стране создают семью с установкой, что за дом отвечает женщина? Причина в воспитании или в том, что мы — мужчины и женщины — настолько разные?

— Разница, конечно, есть. Женщины больше ориентированы на чувства других, более эмпатичны. И если ребенку плохо, мама постарается ему помочь, утешить. Папа, скорее, будет склонен требовать послушания и рационального поведения.

Но важны родительские модели: если ребенок рос в семье, где для папы было нормально приготовить еду, а маме — вечером полежать на диване, пока папа занимается детьми, то такой ребенок с большой вероятностью создаст такую же семью. Для него не будет оскорбительно или дико, если жена попросит помыть посуду, поменять подгузники, встать к ребенку ночью и так далее. Огромную роль играет модель родительской семьи, бóльшую, чем наша гендерная разница.

— Освобождая сыновей от помощи по дому, мы растим таких мужей в результате?

— Скорее, такие мужья вырастают, если видели пап, которые не считали домашние дела своими делами.

— Но все же: мужчин, которые активно участвуют в домашней жизни, в помощи с детьми, мало? Из вашего опыта?

— Я видела очень разные семьи. В некоторых достаточно попросить, и муж поможет. В некоторых мужья по-прежнему отвечают: «Это не мужское дело».

Много мужчин, которым очень нравится идея патриархальной семьи: «Я добытчик, прихожу домой, меня встречает ласковая жена, окружает меня уютом». Особенно это важно для много зарабатывающих мужчин, по моей практике. Если муж действительно зарабатывает существенно выше, чем в среднем составляет доход в этом городе, он склонен ожидать от жены, что она возьмет на себя остальное.

— Если жена за деньги, заработанные мужем, может нанять помощницу или няню, разве это не справедливо?

— Да, это хорошо, конечно. Но, как правило, женщине в таких отношениях не хватает еще признания. Это история не только про саму помощь, освобождение времени, это еще про признание — «Видишь ли ты и ценишь ли мой вклад?» В семьях, где мужчина настроен на патриархальную семью, на «я приношу мамонта, а ты окружаешь меня уютом», у женщин часто ощущение, что их вклад совсем не ценится, они одиноко себя чувствуют. Потому что в наше время наш партнер — главная фигура привязанности. Если раньше была целая деревня привязанностей, то теперь главная фигура привязанности — муж или жена, и дело не только в хозяйственных задачах, но и в эмоциональном отклике.

Когда женщина ссорится с мужем из-за домашних дел, то зачастую это про: «Когда я прошу тебя то-то делать или то-то не делать, ты слышишь меня? Я могу рассчитывать, что ты будешь слышать меня, услышишь и откликнешься?» И когда женщина сердится, потому что муж задержался на работе, хотя обещал прийти вовремя — это, казалось бы, про «давай разделять домашние дела», но зачастую во многом про «насколько я важна тебе, насколько ты хочешь быть со мной, какую роль в твоей жизни играет семья?»

Это на самом деле не только про дела, во многом про наше эмоциональное взаимодействие. И часто, когда я спрашиваю женщину: «Почему вам так важно, чтобы именно муж водил ребенка на занятия?», слышу ответ: «Это бы мне дало понять, что я важна, что он заботится обо мне и вкладывается в нашего ребенка, что я могу на него рассчитывать». То есть все это очень тесно переплетено с нашими потребностями привязанности.

Мужчины тоже часто испытывают большой дефицит подтверждений их вклада. Приходят домой, жена ими недовольна, они хотят спрятаться в ноутбук или телефон.

Часто мужчина не участвует в семейной жизни так, как жена хотела бы, потому что пытается уйти от ощущения: «Я нехороший, все делаю не так, как тебе хочется, ты мной недовольна». Это тяжелое чувство, на которое мужчина реагирует отстранением.

— Потребность в признании — она одна из базовых у людей?

— Да. Когда ты работаешь, ты получаешь признание от начальника, коллег, клиентов. А домохозяйка может получить признание только от своего мужчины. И зачастую она его не получает.

Но и мужчина часто не получает признания от жены. Приходит домой и сразу чувствует, что им недовольны, что он создает дома напряжение. И у мужчин, и у женщин бывает большой дефицит этого признания. И одна из моих рекомендаций женщинам — попробуйте выражать больше признания мужскому вкладу. Когда муж будет чувствовать, что вы видите его вклад, цените его, ему будет легче признать ваш вклад. От «Ты много делаешь для семьи, и я это вижу» до «О, ты купил лампочки! Хорошо, что ты вспомнил о них. Люблю, когда светло».

«Я с детства была заряжена на бытовой перфекционизм»

Надежда Р.:

— Я росла в семье военного. Папа был жестким, авторитарным, всегда позиционировал себя главным в семье. Мы жили впятером — родители, бабушка, я с младшей сестрой. И так получилось, что четыре женщины крутились вокруг мужчины.

Что такое папа-военный? Это частые переезды. Жизнь в новом доме приходилось обустраивать почти с нуля. Это дисциплина — в 18:30–19:00 должен быть готов вкусный ужин. Каждый день, без исключений. Иногда папа заезжал обедать домой, мобильных тогда не было, поэтому полагалось всегда иметь готовую еду в холодильнике. Папа любил выпечку — пироги, булочки, каждые выходные мы заводили тесто и стряпали. Папа любил квашеную капусту, осенью мы солили ее огромными кастрюлями и хранили в гараже или на балконе. Нам приходилось гладить форму, рубашки, чистить папины ботинки. И, разумеется, дома всегда должны были быть чистота, порядок: никакого бардака в шкафу, никакой оставленной на ночь посуды. Бывая в гостях у подруг, я понимала, что не все так живут, но с малых лет была заряжена на бытовой перфекционизм.

И замуж вышла за военного. И все повторилось. Я всегда хотела иметь много детей, родила троих, это было наше осознанное с мужем решение. Нам пришлось помотаться по стране, и как моей маме, мне все приходилось начинать заново. Только бабушки рядом не было, чтобы с детьми помочь. Я очень уставала, но не могла признаться в этом даже себе. Сыновья тоже особо не помогали. Я несколько раз заикалась мужу о помощи по дому, но он не хотел видеть чужих в доме и сам не стремился помогать.

«Не было счастья, да несчастье помогло». У меня нашли рак груди. На ранней стадии, прогноз был хороший. Но нужно было полежать в больнице, потом был долгий период восстановления. Как настоящий военный, муж собрался, он не расклеился, не начал пить. Наверное, ему было страшно, но он не показывал виду.

Вместе с мальчишками он четко, по-казарменному выстроил быт. Они научились готовить простую еду, поддерживать чистоту. Установили график мытья посуды, уборки по дому. Когда меня выписали, мне долгое время нельзя было мыть пол (это частая история после онкологии), и вообще было мало сил. Но муж и трое сыновей справлялись со всем бытом.

И когда наступило выздоровление, дом уже перестал быть полной моей обязанностью. Эту ситуацию мы обсуждали с мужем потом, и он признался: «Ты знаешь, я и не подозревал, сколько ты на себе тянешь».

«Критика никогда никого не делает лучше»

— Что делать, если такой модели семьи, где муж что-то делает, мужчина не получил и не видит проблемы? Не разводиться же из-за того, что муж отказывается мыть пол или детей на кружки водить?  

— Можно смириться: «Ну что ж, вот у нас так». Можно разговаривать: «Я прихожу домой с работы, начинаю мыть посуду, готовить, играть с детьми, а ты лежишь. Знаю, ты устаешь, но и я тоже. У меня накапливается чувство несправедливости. У тебя на моем месте оно бы тоже копилось. Оно мешает мне быть счастливой с тобой, мешает любить тебя и хотеть. Это недовольство будет расти и начнет вмешиваться в мою нежность и доброе отношение к тебе. Как ты думаешь, тут можно что-то изменить?»

А вот критика никогда никого не делает лучше. Высказывания «Ты ничего не делаешь, от тебя ничего не дождешься, сколько можно тебя просить!» не помогут. Мы можем только объяснить: «Ты же первый заинтересован в моем счастье. Когда я счастлива, я веселая, нежная, ласковая». Еще важно спрашивать: «А что важно для тебя?» И муж может рассказать, что у него ужасно тяжелые дни, он тащится домой в пробках, приходит еле живой и мечтает только о том, чтобы его оставили в покое на какое-то время. Но как только он заходит, он сразу встречается с колким взглядом, ему пытаются сунуть ребенка, взять в оборот, и он все время чувствует себя настороже.

Может, и мужчина поделится тем, что ему мешает быть счастливым. И это тоже надо учитывать. Не только женщины бывают недовольны браком и несчастливы в нем, мужчины тоже. И важно, чтобы это можно было обсуждать без критики. Слушать и благодарить за то, что он поделился, потому что мужчине всегда сложнее формулировать, вербализировать свои чувства.

— Женщина может сказать мужчине: «Если ты будешь мне помогать, я буду чувствовать себя счастливее». Мужчине важно, чтобы жена чувствовала себя счастливой в браке?

— Вы даже не представляете себе, как! Гораздо важнее, чем принято думать. Часто я слышу от женщин: «Он приходит домой, как в гостиницу, относится ко мне, как к служанке, и ему все прекрасно, его все устраивает».

Поскольку я работаю и с мужчинами, я знаю, что на самом деле мужчину совсем не устраивает, когда жена недовольна. Он чувствует это и очень хотел бы, чтобы жена была довольной, считала его хорошим мужем, гордилась им. Когда женщина недовольна своим мужчиной, она это выражает словами, взглядами, поджатыми губами, это вызывает в нем сильный стыд: «Я не справляюсь, я не состоятелен в роли мужа». И чем больше мальчика стыдили в детстве, тем легче спровоцировать во взрослом мужчине стыд.

Стыд сильно мешает мужчине за поведением жены услышать просьбу о помощи, увидеть ее уязвленные чувства. Он видит только «ты мной недовольна, я тебе не хорош».

И он закрывается так, что жене кажется, что ему все хорошо, он всем доволен, ему лишь бы не трогали и не мешали спать. На самом деле он имеет равнодушный вид, чтобы переварить вот эти тяжелые ощущения собственной несостоятельности.

Стыд — самое непереносимое чувство для мужчины, к такому выводу пришел ряд исследователей, в том числе Патрисия Лав и Стивен Стосны, на русском языке книга называется «Милый, нам надо поговорить о наших отношениях».

— Есть такое мнение — мужчину надо просить. И это вызывает у женщин часто сопротивление.

— Конечно, хочется, чтобы муж сам догадывался. Надо понимать: если в семье принято, что женщина следит за всеми хозяйскими делами, то мужчина сам ни о чем не догадается, у него в мозге нет «зоны тревоги». Он уверен, что все в порядке, раз всем занимается жена. И если нужна помощь, лучше прямо о ней попросить.

— А как просить? Понятно, что без претензий…

— По возможности доброжелательно. Это зависит от того, в какой стадии ваши отношения находятся. Если у вас хорошие, теплые отношения, если потребности привязанности удовлетворены, если муж чувствует себя хорошим в ваших отношениях, можно попросить прямо: «Купи, пожалуйста, продуктов сегодня». «Ты можешь сегодня забрать дочь из садика?»

Если у вас накопилось много обоюдного недовольства и враждебности, нужно очень внимательно следить за тем, чтобы ваш вопрос нельзя было интерпретировать как критику. Чем больше враждебности в отношениях накоплено, тем более вероятно, что даже нейтральные фразы будут восприняты как желание уколоть, подцепить. Карл Витакер, один из основателей семейной психотерапии, говорил: цель терапии в том, чтобы, когда один говорит: «Кофе подгорел», — другой понимал, что речь идет только о кофе. Когда у нас накапливается враждебность, критика, мелкие обвинения, сарказм, ирония, даже нейтральные фразы могут оцениваться как желание поддеть.

И тогда нам нужно очень аккуратно формулировать наши просьбы. Если у вас взрывоопасные отношения, трудный период, можно даже говорить: «Не прими это как претензию, это действительно просьба. Ты можешь почистить картошку?»

— Если просьбы работают, есть ли ситуации, когда как бы тебе ни было тяжело, к мужчине лучше не обращаться? Если хирург пришел домой после трудной операции, у него умер пациент. Или любимая футбольная команда проиграла, для большинства мужчин это драма.

— Каждый человек время от времени бывает в упадке сил, в особо уязвимом состоянии, в ощущении себя слабым, нелепым, неловким. И это нормально, что время от времени мы друг другу немножко мама, немножко папа. Если эти роли не закрепленные, а гибкие, и меняются.

И когда твой любимый человек в упадке, тут уже не до справедливого распределения хозяйских дел, нужно проявить доброту, сочувствие. Это по-разному может проявляться — принести чай, погладить по руке, оставить в уединении. Есть исследования, показывающие: чем больше доброты по отношению к себе человек испытывает, тем более добрым он способен быть к другим. Доброта — это хорошая инвестиция. Вообще, настроенность на другого, чуткость — залог успеха в отношениях.

«Ты зарабатываешь меньше, поэтому иди мой посуду»

— В большинстве семей сегодня работают оба супруга. Достаточно семей, в которых жена зарабатывает больше мужа. Но даже и в таких семьях домашние обязанности не делятся поровну. То, что женщина наравне с мужчиной — добытчик, — это аргумент? Или деньги — такая уязвимая сфера для мужского самолюбия, что аргументом это быть не может?

— В ключе «Ты зарабатываешь меньше, поэтому иди мой посуду» — это, конечно, плохая идея. Но говорить о том, что: «Мой вклад в бюджет весомый, я бы хотела, чтобы и твой вклад в домашние дела был весомым, мне это кажется справедливым. А тебе?»

Мы не можем выставлять ультиматумы, но мы можем высказывать, как мы это видим, и спрашивать: «А как ты это видишь, расскажи? Как это в твоем мире устроено?» Но все-таки, конечно, когда женщина много работает и зарабатывает, это дает ей дополнительные основания договариваться о распределении обязанностей по дому и воспитанию.

— Женщина после родов, кормящая мать, мама погодков — эти состояния поймет только женщина, испытавшая их. Но в то же время от мужчин можно услышать: «Ты же в декрете, ты дома сидишь, от чего ты устала?»

— Это действительно очень ранит. И хорошо бы почаще мужчину оставлять с детьми, а самой уходить по своим делам. Но тут важна регулярность.

Во время карантина некоторые мужья впервые оказались 24/7 с детьми, неделю за неделей, и, наконец, поняли, как и от чего жена так устает.

И это здорово улучшило отношения в семье, потому что мужья стали более заботливыми и чуткими, стали больше вкладывать в семью. Поэтому мне нравится практика скандинавских стран: отец в декрете вполне понимает, что такое воспитание детей. И это дает ему другую перспективу и здорово улучшает взаимопонимание в семье. Настойчивые мои рекомендации — почаще оставляйте папу с детьми.

— А как быть, если муж говорит: «У тебя материнский инстинкт, тебе проще все это. А у меня его нет». Чем крыть этот аргумент? И разве материнский инстинкт про это — умение обращаться с детьми?

— Настроенность на ребенка у матери действительно инстинктивна. В норме первые полтора года мама с ребенком проживают в слиянии. В очень тесной связи. А навыки, как купать, как кормить, как играть, как одевать, как гулять — дело исключительно наживное. Приходит с опытом и практикой. Можно так и говорить: «Я учусь справляться с ребенком точно так же, как ты. Материнский инстинкт не диктует мне, как его одевать и как с ним играть. Просто у меня пока больше практики, чем у тебя. Но практика — дело наживное. Я полностью уверена, что ты тоже справишься». Опыт отцов, которые остаются одни с ребенком (мать умерла, больна или ушла), показывает, что после первого этапа притирки и наработки навыков папы справляются отлично.

— Что еще может помочь?

— То, что я называю «синхронизация». Когда мы друг с другом делимся, «каково мне, каково тебе». В первые годы жизни ребенка отношения портятся повально. Я уже упоминала исследование Готтмана, обнаружившее, что 67% пар испытывают снижение удовлетворенности браком в это время. Во многом потому, что мы друг другу мало что рассказываем.

Многие женщины говорят: «Что мне рассказывать? Ну, поспал ребенок, поел, мы погуляли. И так — каждый день. Что мне ему рассказывать? Как дать ему понять, каково это — сидеть в декрете?» Это можно дать понять, рассказывая, что внутри, что вы чувствуете, вокруг чего крутится ваша внутренняя жизнь. И это всегда должен быть диалог: «А как ты? Как ты выдерживаешь эту ответственность, как у тебя на работе? Что происходит, каким ты себя чувствуешь сейчас, какие задачи перед тобой, что тебя радует, что огорчает?»

Если мы можем обмениваться главными вещами нашей внутренней жизни, если мы остаемся на связи, можем синхронизироваться, тогда мужчина не скажет: «Чем ты занимаешься, что это тебе так трудно?» В моей книге «Какая такая любовь, у нас же дети» я описываю немного, как нам дается материнство, и если вам трудно подобрать слова, предложите вашему мужу прочитать эти главы.

— Обращались ли к вам на консультации семьи, имевшие разногласия и конфликты именно из-за быта и распределения обязанностей? Насколько это частая проблема?

— Очень часто мы с этого начинаем. Мне сначала рассказывают: «Вот он поздно приходит, потом он ест, потискает немножко ребенка — и спать. А я одна, и все на мне». Работая дальше, мы обычно выкапываем слой: «Я не чувствую себя важной, я не могу на него опереться, мне не хватает внимания и признания». Спор из-за бытовых дел всегда оказывается историей про неудовлетворенные потребности привязанности.

Чистюля против бардачника. Кто кого?

— Мы провели опрос в соцсетях, и многие мужчины нам сказали следующее: «Я жду просьбы, потому что меня не напрягает бардак. Меня не беспокоит немытая посуда — вот я ее и не мою. Раз жену беспокоит, пускай сама моет или просит». Правда ли в семье можно исходить из принципа «кому больше надо, тот и делает»?

— В этом что-то есть, надо сказать. Если у одного требования гораздо ниже, должен ли он соответствовать требованиям того, у кого они выше? Я вот, честно, не вижу причин.

Это тоже вопрос договоренностей: «У тебя такие стандарты, у меня такие. Где мы можем встретиться, в чем я могу пойти на компромисс, в чем ты можешь мне уступить? Для меня неприемлемо оставлять кровать незаправленной, пользоваться всей семьей одним полотенцем. Для тебя это ок? Мы можем все-таки договориться?» По-хорошему, это предмет договоренностей. Не такого, чтобы мужчина соответствовал стандартам, правилам, на которых настаивает женщина. Если мы говорим, что оба — равные партнеры в семье, у обоих есть право голоса.

— Как договориться, помогут ли списки, стикеры, доски, семейные таблицы, расписание? Как подключать в это детей и насколько это важно?

— Если доски, таблицы вписываются в образ жизни семьи, то вполне. Если мама директивно для всех написала, кто что делает, и другие не стали авторами этого решения, то тогда будет много саботажа, ничего хорошего не выйдет. Как правило, спонтанно складывается, трудно жить по спискам.

И у меня нет примеров, когда мужчина себе что-то записал и следует этому плану. Но есть примеры, когда мужчина отвечает, например, за детский спорт — водит на занятия, общается с тренером, следит за успехами. А такого, чтобы жена распоряжалась, и жена распределяла дела, и муж один раз записал себе и делает — я, честно говоря, не слышала.

— Мужья — это взрослые, состоявшиеся люди. А детей (в частности, сыновей) мы можем как-то приучать к труду с помощью списков?

— Да. Мне нравится система достигаторов. Можно сделать самим: написать дни и дела, за каждое выполненное действие ребенок получает звездочку. Таким образом можно приучать ребенка и зубы чистить, и кровать заправлять, и собирать свой портфель заранее, и много всего другого. Маленькому ребенку очень помогают инструкции, особенно нарисованные, когда он еще не умеет читать, что за чем надевать, например.

— Когда женщина держит в голове план дел по дому, насколько перегружен ее мозг? Особенно если есть еще работа со множеством различных задач. Муж говорит: «Ты скажи, что мне сделать», в список дел добавляются новые — «Напомнить мужу», «Написать мужу список», «Ой, наверняка он забыл, надо еще раз…». Планирование — дополнительная работа. Как донести это до домашних?

— Да, это организаторская работа, и женщины часто сами не осознают, какой объем оперативной памяти и вообще мозговой энергии у них на это уходит. Можно это выписать.

Во-первых, выписывать полезно для себя самой, выгруженное на бумагу, это не вертится все время в голове уже так сильно. Во-вторых, можно показать домашним: «Вот смотрите, что я держу в голове для того, чтобы организовывать нашу жизнь. И здесь не включены мои собственные дела. А только наши семейные».

Донести можно, но дальше-то что делать? Разделить будет сложно в том числе потому, что наши женщины часто гиперфункциональны. Гиперфункциональность достается еще от мам и от бабушек, и на то есть причины, в том числе исторические.

Вот это вот желание контролировать — «внутренний погонщик» я его называю — оно очень сильно. Женщины часто злятся на мужей, которые после работы позволяют себе прилечь. Но если женщине предложить присесть или прилечь на 15 минут, она вряд ли выдержит. Внутренний импульс, что надо встать и бежать дела делать, очень силен. Это глубоко укоренено в нас, зачастую это родовой сценарий: мы все контролируем, все держим под своим неусыпным оком. Даже если женщина говорит: «Я разделю с мужем эту ответственность», настоящей передачи не происходит, она все равно подспудно все это контролирует по привычке. И мужчина это решение не принял, не понял, насколько это важно для жены.

Это дело постепенное: если ты действительно хочешь какие-то функции передать, это нужно делать последовательно и заранее быть готовой к тому, что что-то может пойти не так. Нужно набраться терпения, последовательности, и самое главное — договариваться со своим «внутренним погонщиком». Женщины часто мне рассказывают: «Моему мужу ничего доверить нельзя, за ним нужен глаз да глаз, не проследишь — забудет». Я спрашиваю: «А кем он работает?» И оказывается, что муж — начальник отдела или бизнесмен. И я говорю: «А как так получается, что взрослый человек, который вполне справляется со взрослой жизнью и даже несет ответственность за других, дома такой беспомощный?»

Понимаете, это взаимосвязано очень сильно. Муж не берет на себя функции организации и контроля, потому что жена их крепко держит. В ней много тревоги, что он что-то забудет, она не дает ему даже возможности совершить ошибки. Если вы твердо решили изменить положение дел, вам нужно объяснить мужу, в чем выгода для него, почему для него это хорошо.

— Мужчины отмечали: важно, чтобы в семье совпадали представления о чистоте и порядке. С этим согласны и многие женщины. Дескать, смотрите сразу, на ком вы женитесь, за кого замуж выходите, читайте инструкцию к вашему супругу. Но если семья уже есть, а представления не совпадают?

— Я думаю, с обеих сторон нужны компромиссы. То есть чистюле придется смягчить свои представления о чистоте, а бардачнику — повысить стандарты в порядке и чистоте. Пока между нами есть крепкая эмоциональная связь, пока мы удовлетворяем важные потребности друг друга, нам возможно договориться, какими бы ни были противоречия между нами — разница во взглядах на порядок, в подходах к воспитанию, даже отношение к вере. Тогда поиск компромиссов становится творческим, и постепенно складывается образ жизни, приемлемый для обоих.

Но если между нами нет этой крепкой эмоциональной связи, если приходится обороняться, то мы начинаем игру в тяни-толкай — «Должно быть по-моему. — Нет, по-моему», «Что за ерунду ты говоришь?», «Разве ты не видишь, что это невозможно?». И эта борьба ранит нас. Когда же есть ощущение, что нас слышат, то и разница в отношении к быту и чистоте, или любая другая, не становится поводом для развода. Это может доставлять дискомфорт, но не будет тем, что ранит и разрушает.

— Что вы скажете насчет жестких мер? Одна женщина собрала все грязные носки, которые муж имел привычку разбрасывать, и сложила их ему в дипломат. Так — можно? Или жесткость, особенно жесткость на грани с насмешкой, — это не вариант для семьи? Потому что семья — это, в первую очередь, безопасное пространство?

— Вероятно, женщина не чувствовала себя услышанной очень долго, поэтому так креативно подошла к демонстрации проблемы. Такие резкие меры могут быть разрушительными, а могут послужить встряской и стать началом диалога. Один муж воскликнет: «Как ты посмела унизить и обсмеять меня, ты вытираешь об меня ноги», другой скажет: «Наверное, тебе совсем плохо, раз ты на такое решилась». Если в паре есть большой опыт безопасных обсуждений, эмоциональной связи, то партнер скорее увидит крик отчаяния, с которого возможен диалог. Но как универсальную меру я бы ни в коем случае это не рекомендовала.

— Что работает против женщины? Как мужчину можно навсегда отвратить от помощи по дому? Претензии?

— Да, претензии, выставление мужчины некомпетентным, непутевым. Самое плохое, что можно сделать — иронизировать в присутствии друзей, общих знакомых, что часто происходит. И, конечно, если у женщины в руках все горит, а мужчина не получил этих навыков до начала семейной жизни, он будет чувствовать себя неуклюжим, будет думать: «Она и так прекрасно справляется, а я это не умею». Но жена уезжает в командировку или ложится в больницу, возвращается — дом стоит, дети не голодают. Это отрезвляюще действует. Если женщина дает пространство мужчине, больше доверяет ему, меньше следит за тем, как он справился, не критикует его, это повышает шансы на вклад мужчины.

— Здесь, наверное, важный момент — отсутствие директивности? Чтобы мужчина, возможно, сам выбрал или решил, потому что мужчина любит решать, что он будет делать.

— Да. Очень часто женщина с позиции сверху ведет эти переговоры, как будто она начальник, а он — непутевый подчиненный. И это, конечно, проигрышная интонация. Чем уважительнее мы относимся к партнеру, тем лучше.

Я в одном из тренингов спрашивала женщин: «Что ваши мамы и бабушки говорили про мужчин?» И женщины в основном отвечали: «За мужчинами нужен глаз да глаз», «Что с них взять», «Им ничего доверить нельзя». И отношение к мужчине как к не вполне полноценному другому взрослому сильно укоренено во многих семьях. Это передается и невербально.

Это непростой и небыстрый путь, но нужно стараться отслеживать эти настроения в себе: «Насколько я действительно способна вести равный, уважительный разговор про домашние дела? Или я умею только с позиции претензии, недовольства и моей правоты?» Чем более уважительный разговор, тем больше шансов выстроить здоровую коммуникацию, справедливое распределение обязанностей, которое сделает довольными обоих.

Алена Корк

 



Просьбы о помощи