Новости

«Все постятся, а в семье — ссоры и ругань». Почему нельзя изменить своих близких

«Все постятся, а в семье — ссоры и ругань». Почему нельзя изменить своих близких

18 марта 2020

Ты зол на ребенка, хочешь наказать его? Сперва помолись с четками в руках хотя бы часок, — советует архимандрит Андрей (Конанос). Помолись, и там посмотришь. Мы пытаемся изменить других, но не думаем о своей душе. Не лучше ли довериться Богу?
Кто возложил на нас миссию спасать мир? Для чего мы живем, чтобы изменить других? Ты правда так думаешь, что твоя миссия — исправление человечества?

 

Лучше успокоиться, обрести мир в душе и поискать собственные изъяны. В конце концов, это так просто — поменьше говорить, а смотреть прежде всего на самого себя!

Скажу вам еще кое-что. Некоторые люди стремятся во что бы то ни стало изменить своих родных, близких и всех вокруг, потому что не удовлетворены собственной жизнью. Их не устраивает своя семья, свои отношения, вот они и сосредотачиваются на спасении мира. Здесь можно говорить о нехватке любви и счастья — в собственной жизни. Счастливый человек не будет так сильно тревожиться о других людях: его жизнь наполнена любовью.

Как-то я спросил одну женщину, которая жаловалась на сына:

— У тебя есть муж?

— Да.

— Вы любите друг друга?

— Почему вы спрашиваете?

— Ты любишь своего мужа? Между вами есть любовь, единство? Вы счастливые супруги? Если бы вы были счастливой парой — по-настоящему счастливой, — ты бы не переживала так за своего ребенка.

Люби ближнего, уважай его свободу и оставь в покое

Часто наша тревога и беспокойство о других говорит о том, что мы несчастливы в собственной личной жизни — потому и начинаем заниматься чужой. Подобное бывает и в монастырях. Когда у монаха (или монахини) нет мира с Богом, не ладятся отношения со старцем, с молитвой — то нет и покоя. Такого монаха все начинает раздражать: погода, дожди, комары, паломники… Если есть мир с Богом и близким человеком, ты не будешь лезть в чужую жизнь. Бог дал нам нашу жизнь, мы встретились, полюбили друг друга, родили детей, у них будет свой путь…

Бог не спросит с тебя за выбор другого человека. И ты бери с Него пример — люби ближнего, уважай его свободу и оставь в покое.

Помните, что сказал отец старшему сыну (не блудному, а тому, который всегда был при нем и после возвращения брата стал высказывать недовольство)? «Сын мой! Ты всегда со мною…» (Лк.15:31). Чувствуешь ли ты себя сыном Отца? Брат блудного сына никуда не уходил из отчего дома, но при этом отец так и не стал для него отцом – судя по тому, что он ему наговорил.

Я думал об этом сегодня утром. Подумал, помолился, и вот какая мысль пришла мне в голову: «Если бы я доверял Богу по-настоящему; если бы жил молитвой и находил в ней покой — мне ни до чего не было бы дела, даже если весь мир завтра погибнет». И я думал бы так не от презрения к миру, а из-за доверия к Богу. Никакого презрения здесь нет!

Когда ты молишься — ты живешь молитвой? Доверяешь ли в эти минуты Богу? Чувствуешь, как с плеч падает огромная тяжесть? Как говорится в ектении на Божественной литургии: «Сами себя и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим». Доверь свою жизнь Христу, доверь Ему все! Понимаешь?

Старица Гавриила говорила: «Когда я о ком-нибудь молюсь, то мысленно, в душе, беру этого человека и ставлю у Креста на Голгофе, перед Распятым Христом, чтобы он оказался в свете любви Господней. И затем смотрю, чувствую ли я после молитвы покой». Если, помолившись за кого-то, ты обретаешь покой, значит, ты действительно подвел человека к Спасителю. А если сердце продолжает колотиться, значит, ты так и не смог вверить все Господу и снова руководствуешься собственной логикой. Когда мы молимся по-настоящему, то успокаиваемся, потому что чувствуем объятия и любовь Христа.

Помните, как Господь трижды спрашивал апостола Петра: «Симоне Ионин, любишь ли Меня?» (Ин.21:15). А когда сказал ему: «Иди за Мною», Петр спросил: «Господи, а что будет с Иоанном?» И Христос ответил: «Ты иди за Мною. Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?» Какое тебе дело до других? Есть Я и ты, мы двое, здесь, на земле. Мы ведь любим друг друга? Ты действительно любишь Христа? Тогда доверь мир Ему, а сам живи в своем мире, и тогда мир изменится — не успеешь заметить.

Обрети покой и тишину. Пусть ребенок видит спокойную мать, а муж — счастливую супругу. Пусть от тебя исходит спокойствие, тишина, доброта и любовь. Это — лучшая проповедь. И если ребенок каждый день будет видеть прекрасных родителей, он изменится — без всяких увещеваний с твоей стороны. Когда от человека исходит тепло, люди рядом с ним меняются.

Любовь или справедливость

У нас в школе был один мальчик, который не постился. Он даже не знал, когда пост, и мог принести в этот день бутерброды с колбасой, сыром и брынзой. Когда же он узнал про посты и увидел, что остальные ребята постятся, то спросил меня:

— Почему вы не ругали меня за бутерброды?

— А что тебя ругать, если ты даже не знаешь, что сегодня пост? Раз мама дала тебе в школу бутерброды, могу ли я тебя ругать? Так вы и дома переругаетесь… Разве это правильно?

Иногда по таким вопросам возникают споры. Бывает, ученик поднимает руку и спрашивает:

— Как быть, если дома кто-то не постится? Можно ли заставлять поститься через силу?

Я в таких случаях отвечаю:

— Попробуйте – и увидите, что будет. Попробуйте! Пусть все постятся, а в семье не прекращаются ссоры, склоки и ругань. «Слава Богу, наконец-то Великий пост, можно поругаться!» Давайте, вперед!

— Но отче, это же неправильно!

— Хорошо, делайте, как правильно!

— Но ведь по канонам надо поститься!

— Хорошо, поститесь! Разве я сказал не поститься? Поститесь!

Важно, как учил старец Паисий, чтобы каноны не превращались в оружие против людей.

Канон — это линейка, по которой мы выпрямляем свою жизнь. Я вот выпрямляю ее так. Но насильно это не сделать. Только добровольно.

Как-то в одной передаче я говорил о рае. Я сказал тогда, что не нужно постоянно думать про ад и бояться, и привел слова старца Порфирия на эту тему. Старец говорил, что Господь не хочет, чтобы мы вместо Него думали про ад. Он хочет, чтобы мы любили Его как друга. Господь обращается к нам: «Я не хочу, чтобы вы думали обо Мне в связи с адом. Я хочу, чтобы вы любили Меня, чтобы чувствовали Меня своим Другом, Братом и стремились ко Мне».

Одна моя знакомая после той передачи прислала мне письмо по электронной почте. «Отче, — писала она, — вы говорите очень односторонне. Бог — это еще и справедливость, а не только любовь! Господь говорил про ад, и в Новом Завете говорится про ад!» И указала мне пятнадцать мест из Нового Завета, где говорится об аде. Я подумал, как хорошо, что она это сделала, прислала мне такую информацию, и не стал ей отвечать. Но при встрече сказал ей:

— Думаешь, я не знаю про существование ада, не знаю, что о нем говорит Священное Писание? Знаю. Но скажи-ка мне вот что. Представь себе, что ты живешь во времена Христа. И вот ты — рядом с Ним, идешь с Ним вместе. Как думаешь, могла бы ты почувствовать, находясь рядом со Христом, дыхание ада? Разве для этого Он пришел — чтобы напугать нас адом? Можешь представить себе Христа, Который вообще хочет кого-то напугать?

С этого все и начинается: я боюсь попасть в ад, поэтому лучше буду со Христом.

«Отче, я хочу согрешить!»

У меня в школе был один паренек, который сильно переживал из-за оценок — в том числе и по моему предмету. Мальчик постоянно старался понравиться, и я чувствовал, что он боится, как бы я не поставил ему плохую отметку. Время шло, он узнал меня получше и вот как-то пришел ко мне на исповедь.

— Исповедь ведь не повлияет на мои оценки? — сразу спросил он.

— Нет, сынок.

— Я сейчас вам скажу нехорошие вещи, но ведь одно дело, когда мы в школе, а другое — исповедь. Да?

— Конечно.

Мальчик исповедался, и я сказал ему:

— Твои грехи — на плохую оценку. Но мы не ставим оценки за грехи.

И в школе паренек получил от меня пятерку.

А некоторое время спустя он подошел ко мне и сказал:

— Сначала, отче, я любил вас из-за оценок. А сейчас, даже когда я перестану у вас учиться, мне бы хотелось общаться с вами вне школы — потому что теперь я люблю вас как человека!

Получилось замечательно.

А вы как любите Бога? Тоже из-за оценок? Думая постоянно: «Главное, чтобы Он меня не наказал, не разгневался, не отправил в ад!»

Делай, что хочешь! Вопрос в том, что ты хочешь делать. Что?

Будучи студентом, я слышал рассказ нашего преподавателя, митрополита Николая (Хадзиниколау), как однажды он пришел к своему духовнику и сказал:

— Отче, я больше не могу! Я скоро взорвусь!

— Что случилось, сын мой? Почему?

— Церковь давит на меня, я не могу больше терпеть!

— Что же ты хочешь сделать?

— Я хочу согрешить!

И тут его духовник спокойно сказал:

— Согреши.

И как только он это сказал, желание согрешить вмиг исчезло.

— Он так спокойно это сказал, — рассказывал нам митрополит, — а я боялся в ответ услышать: «Да как ты смеешь так думать! Как смеешь мечтать о грехе!» А он: «Вперед, сын мой, делай, что хочешь».

Вы можете сказать на это: «Но если позволить такое ребенку, он действительно пойдет и согрешит!» Думаю, нет, не согрешит. Скажите-ка мне лучше вот что. Как НЕ грешить? Посоветуйте наилучший способ. Найдем его вместе!

Иногда ты имеешь полное право на гнев. Как однажды мне сказали: «У вас просто нет детей, вот вы так и говорите. Был бы у вас ребенок, сказал бы он вам, что хочет пойти ночью погулять, вы бы ответили ему — делай, что хочешь, иди, куда хочешь, — а потом посмотрели бы, что в итоге… Если бы у вас был ребенок, разве разрешали бы вы ему гулять по ночам?»

Правильно. И я бы ругался, и я бы настаивал на своем, говорил бы обидные, колючие слова, чтобы вернуть дитя на путь истинный. Но здесь есть один нюанс. Можно даже залепить пощечину — но смотри: рука твоя должна пахнуть ладаном. Сперва помолись с четками в руках хотя бы часок — перед тем, как дать пощечину. Помолись, и там посмотришь. Но как мы не любим молиться!..

На Афоне один человек постоянно говорил мне: «Пойду в келью, помолюсь». Говорил так с утра до вечера, и все не шел. Одни разговоры, а молитвы никакой. «Как прекрасна молитва!» — повторял он и не молился.

Помолись часок, и если все безрезультатно — давай пощечину, посмотрим, что будет.

Но мы никогда не молимся. Гораздо легче ругаться, ссориться и препираться.

Так что давайте-ка перестанем вешать на людей ярлыки — кто плохой, кто хороший, кого надо исправлять, а кого не надо.

Архимандрит Андрей (Конанос)
Источник



Просьбы о помощи