Подписывайтесь на наш Телеграм канал https://t.me/molodostInUa

Новости

И глаза у них, как на старинных иконах

И глаза у них, как на старинных иконах

18 мая 2022

 

Ранее мы публиковали хроники блокадного Мариуполя жительницы города Надежды Сухоруковой "Мариуполь... Он еще жив!". Сейчас Надежда пишет о защитниках Мариуполя, о раненных, которые более двух месяцев не получали необходимой медицинской помощи, голодали, находясь в полной блокаде.

Напомним, что 16 мая из "Азовстали" вывезли 53 тяжелораненых украинских военнослужащих, которых направили в больницу в Новоазовске, а также еще 211 человек через гуманитарный коридор доставили в Оленевку с последующим возвращением их на подконтрольную Украине территорию через процедуру обмена.

Читайте: Обращение Блаженнейшего Митрополита Онуфрия к Президенту Российской Федерации Путину В.В. в связи с ситуацией вокруг города Мариуполя

 

***

У них больше нет сил. Сегодня один из них, военный врач, написал, что чувствует от ребят запах ацетона. Это значит, что их нужно спасать немедленно. Времени больше не осталось. Совсем.

Они ничего не едят, пьют техническую воду. Их шатает от голода, у них случаются обмороки. Военврач описывает историю болезни. Одну для всех историю. Голода, жажды, лишений. Они худеют и слабеют. Теряют по двадцать килограммов веса, но выходят на позиции. Потому что воины. Мы считаем их героями. Их близкие хотят, чтобы они просто были живыми.

Как они там выживают - представить невозможно. Раненые, живые, мертвые. У них теперь общие судьбы. Их истории сложились в одну огромную книгу. Их жизни в самом сердце Мариуполя еле теплятся. Азовсталь для них форпост, укрытие и западня.

Каждый из них кого-то потерял. Любимых, друзей, побратимов. Они чьи-то дети, чьи-то близкие, чей-то свет в окошке, чья-то надежда на встречу.

Хрупкая мама двадцатилетнего мальчика - воина перестала есть. Как она может думать о еде, когда ее сын ранен? Она знает об этом, но не знает насколько ему тяжело. Ее мальчик внутри боли. К нему не доберешься. Не обнимешь, не положишь прохладную руку на лоб, не утешишь.

Их близкие не могут спать, есть, жить. Потому что знают, их любимые внутри мышеловки. И там уже не война. Там уничтожение, пытки и муки. Голгофа и распятие.

Девочка с глазами цвета моря. Это Леркины стихи. Она читает эти строки. Спрашивает зачем в ее город пришел зверь и что он там ищет? Зачем поднимает плиты дома, уродует улицы и разрывает в клочья душу города? Я не смогу пересказать её стихи. У меня нет такой силы. Я до последнего не верила, что Лерочек там, внутри. Я думала, она выбралась. Я думала, она в безопасности.

Ее любимый человек погиб через три дня после того, как они поженились. Свадьба была в Азовстали. Кольца из фольги и обещание быть вместе в горе и в радости под аккомпанемент рашистской бомбежки. Они сдержали слово. Были верными до конца. Только смерть разлучила их.

Все, кто живой, кто не ранен тяжело, кто может встать и не потерять сознание от голода и жажды, сегодня опять бились смертным боем с лютым зверем, который пришел на нашу землю. Бились под фосфорными бомбами.

Какой по счету круг ада им устроили орки? Мы целую вечность просим мир спасти наших воинов. Но нам нужно спасать ещё и наши души. Как мы дальше будем без них? Если вдруг они останутся там - мы точно сможем дышать?

Нежная девушка, похожая на школьницу, не может говорить. Очень красивая девушка. С глазами цвета моря. Нашего Азовского моря. Я видела ее в каких-то наших новостях. Она смотрела на журналиста и молчала. Говорила ее подруга. Жена одного из азовцев. Я подумала, что хрупкая девушка совсем не годится для интервью. У нее были растерянные глаза. Как будто она не понимала где находится.

Ещё до того, как она сказала первое слово, я уже поняла, чья она жена. Я видела сколько сил ей нужно, чтобы произнести эти несколько фраз:"Мой муж командир полка и он ничего мне не говорит. Но я понимаю, что там очень тяжело". Совсем девочка, она держалась изо всех сил. Она не имела права плакать на людях. Ее молодой и прекрасный муж этого точно не одобрит.

Несколько лет назад я брала у него интервью. Его полк вернулся после серьезной военной операции. Они смогли отбросить далеко от линии разграничения, а значит и от нашего города, противника, превосходящего их по численности. Мы могли спать спокойно. Мариуполь восемь лет живёт рядом с войной, но наши защитники не пускали ее внутрь. А в этом году она всё-таки прорвалась и все уничтожила.

То интервью было четким и быстрым. Все как я люблю. Ничего лишнего и по делу. Ещё тогда я поняла, что командир очень хороший человек. Светлый и сильный. Поэтому я сейчас точно знаю, в плен он не сдастся.

Один человек спросил меня несколько дней назад: "Они обречены?" Мы постоянно это спрашиваем друг у друга. Мы ждём каждый день, что их спасут. Мы просим об этом у Бога и мира.

Прекрасные люди внутри Азовстали знают обо всём лучше нас. Они пишут об этом своим близким и друзьям:

"Я вас всіх прошу, не забувайте нас"

Да, и глаза у них, как на старинных иконах.

 

Надежда Сухорукова

 

«Врятуйте мого тата», – діти захисників Маріуполя звернулися до світу, щоб врятували їхніх батьків

 

 

 



Просьбы о помощи

Анонсы