Подписывайтесь на наш Телеграм канал https://t.me/molodostInUa

Новости

Истории троих харьковчан, воюющих с помощью соцсетей, сковород и руля

Истории троих харьковчан, воюющих с помощью соцсетей, сковород и руля

24 мая 2022

 

За первые два месяца войны волонтеры объединения Rescue Now вывезли около 5 тыс. человек из Донбасса и Харькова. И открыли кухню, где накормили 50 тысяч харьковчан. 

Истории троих волонтеров организации, которая спасает украинцев из-под обстрелов и кормит тех, кто держит Харьков от врага.

Первый толчок

На довоенных фотографиях в соцсетях Михаил Черноморец выступает как мотоциклист, успешный предприниматель и ресторатор. Сегодня же его профиль преимущественно переполнен сообщениями об эвакуации и гуманитарной помощи.

«Харьков — Варшава. Друзья, осталось 28 бесплатных мест», — говорится в одном из таких.

Черноморец стал заниматься волонтерством буквально в пути. В первый день войны он увез родных в центральные районы Украины. А на следующий уже вернулся в Харьков. Тогда же ему начали «сыпаться» в соцсетях сообщения-просьбы о помощи, на которые он реагировал: начал вывозить харьковчан в более безопасный Днепр и Полтаву. А в обратном направлении возил гуманитарную помощь.

Волонтеры эвакуировали из-под обстрелов около 5 тыс. украинцев

В первые дни войны в Харькове царил хаос: еще до конца не установили блокпосты и всюду раздавались взрывы. Люди были напуганы. Черноморец сажал в свою легковую машину от шести до восьми местных. Брал и с собаками. «Они сидели друг на друге и выезжали буквально под взрывы», — вспоминает предприниматель.

Иногда город напоминал ему «дикий Запад» — опустевший от людей, скрывавшихся по подвалам. А его машина казалась Черноморцу единственной в городе.

Волонтер вспоминает, как на третью неделю бомбардировки спального района Алексеевка вывозил оттуда двух женщин, одна из которых была преклонных лет. Все время они прятались от обстрелов в подвале. Поэтому когда садились в машину, то были в ужасном истерическом состоянии и не могли поверить в происходящее.

«Они спрашивали меня, можем ли мы встретить по дороге россиян? — вспоминает Черноморец. — Я начал их успокаивать. А потом в какой-то момент они друг другу говорят: „Вы могли представить, что мы когда-нибудь скажем, что боимся встретить по дороге россиян?“».

Уже на четвертый день волонтерства харьковчанин понял, что не может самостоятельно справиться со всеми обращениями, — тех было слишком много. Тогда на помощь пришли его друзья Виталий и Игорь, которые взяли на себя прием заявок и начали строить за спиной команды волонтеров.

Все это впоследствии переросло в масштабное движение под названием Rescue Now, в котором сегодня волонтерят около 200 человек разных профессий: от предпринимателей, маркетологов, IT-специалистов до дизайнеров и актеров.

Михаил Черноморец (справа) начал эвакуировать земляков в более безопасные города в первые дни войны

Черноморец признается, что теперь изредка ездит в эвакуационные рейсы, — больше занимается координацией процессов. Ведь теперь команда имеет целую сеть направлений: горячую линию, логистику, маркетинг, эвакуационные бригады из Харькова и Донбасского региона, завез гуманитарной помощи и поиск ресурсов.

В Харькове Rescue Now на 5-й день войны запустили в укрытии одного из ресторанов кухню, которая кормит горожан, военных и спасателей.

Харьковчанин говорит, что работает, несмотря на опасность, потому что «за каждым этим действием буквально стоит жизнь человека». И это лучше, что можно делать в условиях войны исходя из своих умений и возможностей, говорит волонтер: «Я использовал то, что у меня было: автомобиль и решительность это делать».

 

Специалист сложных эвакуаций

Георгия Зейкова до полномасштабной войны знали в Харькове модельером-дизайнером. Он посвятил этому делу больше десяти лет, а коллекции его одежды показывали на Украинских неделях моды.

«Последний интервью у меня брали два года назад на Ukrainian fashion week», — вспоминает харьковчанин.

Но сегодня Зейков вместе с Rescue Now эвакуирует людей с инвалидностью из-под обстреливаемых районов.

Георгий Зейков, харьковский дизайнер, занимается сложной эвакуацией из города

В первые дни войны дизайнер пытался записаться в территориальную оборону (ТрО). Но из-за полной комплектации защитников и отсутствия боевого опыта ему отказали. Поэтому Зейков решил: если не может защищать Родину, то будет приближать победу с помощью волонтерства. «И я делаю все возможное, чтобы делать это максимально эффективно и качественно», — говорит он.

Сегодня Зейков координирует процессы по эвакуации людей как из Харькова, так и из Донбасса: ищет транспорт, водителей-волонтеров, договаривается с местными властями. Но кроме этого сам приезжает в дома людей с инвалидностью, которых нужно эвакуировать. В таких случаях всегда не хватает рук: чтобы спустить человека с многоэтажки вниз, нужно по меньшей мере три волонтера.

Каждую подобную эвакуацию Зейков называет грустной: «Когда ты спускаешь с 16 этажа 80-килограммовую постоянно плачущую женщину — как ты можешь отделить ее [историю эвакуации] от других людей? Или от [эвакуации] 90-летнего дедушки, глухого и слепого, которого сопровождают два человека, и он не понимает, куда его везут».

Эвакуация людей с инвалидностью в Харькове

Однако случаются и забавные истории — как с 92-летней харьковчанкой. Родные бабушки попросили волонтеров вывезти ее из города. Когда Зейков позвонил женщине, она заявила, что не поедет ни в коем случае. Он пытался убедить пенсионерку всеми силами и спрашивал, что она будет делать, если россияне прорвутся в город и начнут убивать, мародерить и заниматься насилием? «Пусть приходят, — отвечала бабушка. — Я им дверь открою, накормлю и уложу спать. А когда уснут, я газ открою и взорву их».

Никакие аргументы для 92-летней харьковчанки не сработали. Однако через две недели женщина все-таки передумала, рассказывает волонтер. Оказалось, что рядом с ее домом было попадание ракеты и отключили газ. «И она сказала, что теперь можно ехать», — объясняет волонтер.

Однако возникают проблемы с эвакуацией не только из-за позиции человека, рассказывает Зейков. В Краматорске долгое время в колл-центр организации никто не обращался с просьбой за помощью. Когда волонтеры пытались понять, что произошло, оказалось, что кампания по эвакуации еще до их прихода была дискредитирована. «Они [те, кто раньше занимались эвакуацией] не брали с собой мужчин. А семьи не хотели уезжать. И животных не брали, — объясняет Зейков. — Мы же всех эвакуируем».

Но то, что особенно его возмущает — деятельность фондов, оказавшихся «грантоидами» и «совершенно бессмысленными структурами». Волонтер признается, что столкнулся с этим и в Харькове, и в Донецкой области. В последнем регионе были случаи, когда к ним обращались фонды по поводу заявок людей, которых нужно вывезти: мол, самим не удалось найти. А потом делали их фотографии и отчитывались грантодателям.

«Эти люди кучу времени потратили на непонятно что. Сейчас как раз время, когда они должны работать, а они неэффективны», — возмущается Зейков.

Одна из эвакуационных бригад харьковских волонтеров

Но, несмотря на подобные невзгоды и работу без выходных, Зейков уверен в победе Украины. «Мы увозили людей, а потом мы их вернем. Они сами вернутся», — убежден он.

 

Кухня военного времени

Михаил Гапоненко уже более 10 лет работает в сфере общепита: помогал открывать рестораны и был в роли шеф-повара. Продолжил делать это и после 24 февраля, возглавив волонтерскую кухню в укрытии одного из харьковских ресторанов.

Михаил Гапоненко, несмотря на обстрелы, готовит в Харькове для гражданских, военных и медиков

В первые два дня войны было непонятно, что делать. Но потом вместе с девушкой Аней, которая работает кондитером, Гапоненко решил: нужно и дальше заниматься тем, что лучше получается — готовить. Так он и попал в кухню военного времени, которая сегодня кормит в Харькове военных, медиков, спасателей и горожан в укрытиях.

Повар признается: решил остаться в городе, несмотря на обстрелы, потому что не до конца понимал, какой будет война и, соответственно, не было так много страха. Но кроме этого было и внутреннее ощущение, что может быть более полезным здесь, чем пытался убежать.

Гапоненко убежден, что если бы все уехали, то не было бы результата. А сегодня он есть. «Мы накормили уже 50 тысяч человек. Это ведь феноменально! Я считаю, что в моем случае уезжать точно не было бы рационально», — убежден шеф-повар.

Сегодня на его кухне работает четыре повара. Однако были недели, когда ему приходилось работать вдвоем с администратором. Тогда удавалось готовить даже на 300−500 человек в день. Но когда появились дополнительные волонтеры, Гапоненко стало проще.

«Я смог немного отвлечься, — объясняет он. — Нервная система в какой-то мере не выдерживала из-за плохого сна, обстрелов. Плюс у моей девушки еще есть дети. И все это вместе было большой нагрузкой для меня».

Гапоненко (справа) остался работать в Харькове вместе со своей девушкой Анной

В военных условиях шеф-повару пришлось отойти от красивых подач блюд. Сегодня он готовит из того, что есть на складе, однако старается каждый раз делать что-нибудь новое.

Гапоненко формирует большие порции. Ведь каждый день кормит в том числе 90 спасателей из ГСЧС. Также кулинар начал квасить капусту на заказ врачей, — просят ее для пожилых людей, которым нужен витамин С.

Кухня военного времени под руководством шеф-повара Гапоненко

Шеф-повар признается, что по характеру он перфекционист. Поэтому просит своих подопечных стараться. А также радуется, когда бойцы терробороны советуют друг другу приезжать именно к нему за едой, — из-за качества.

Гапоненко рассказывает это НВ, а в то же время на его голос накладывается гул от сильных обстрелов, раздающихся над городом. «Сейчас очень сильно поливают, — объясняет он. — Но уже плюс-минус понимаешь свое место и знаешь, что делать. Спокойно отношусь к этому».

Джерело

 



Просьбы о помощи

Анонсы